вступить в организацию
Все религии основаны на том, что большинство людей боится смерти, а меньшинство - ловко использует этот страх.

Литература

Что делать, если вас обвинили в оскорблении чувств верующих?

1. Пишите заявление о закрытии уголовного дела за отсутствием пострадавших. От следователя это заявление потребует сбора заявлений от «так называемых верующих» заявлений о том, что они пострадали, в письменном виде. Установление факта, что человек является пострадавшим согласно УПК должно быть основано на экспертизе, в основу экспертизы должно лечь научное исследование.

2. Пишите встречное заявление о клевете, сообщение о заведомо ложном преступлении, о лжесвидетельстве и мошенничестве с целью использовать судебную систему с целью обогащения.

3. Если верующий относит себя к православию или христианству в целом, просите его процитировать Евангелиe от Матфея глава 17 стих 20. В этом стихе чётко указывается критерий по которому человек обладает верой, т.е. является верующим, а именно: человек должен обладать телекинетическими способностями и двигать горы или хотя бы исходя из пропорции «горчичное зерно / гора» (минимальный размер во вселенной, т.е. и для веры) — кирпич весом 1 кг 600 граммов. Требуйте проведения научной экспертизы по сдвиганию силой слова или молитвы этого кирпича в суде. Если человек не может этого сделать — значит он никакой не верующий со всеми вытекающими последствиями как для вас (вы оправдываетесь), так и для так называемого верующего — тюремное заключение за заведомо ложный донос, лжесвидетельство и мошенничество.

История возникновения и развития атеизма

Идейный конфликт между религиозным духом ив различных конкретно - исторических формах его проявления и светским духом насчитывает тысячелетия. Известно, что со стороны защитников религии он не ограничивается сферой идей, а выходит за ее пределы, выливаясь в преследования и гонения инакомыслящих, вплоть до их физического уничтожения.

Но никакие преследования со стороны церкви не могли остановить процесс научного познания. Новое время несет науке новые победы, серьезно поколебавшие позиции религии: это геоцентрическая теория Коперника; биологическая теория Дарвина; прогресс научного познания человеческой психики и др.

Свободомыслие проявляется в различных формах критики религии. Термин «Свободомыслие» вошёл в употребление в 18 веке с появлением трактата английского деиста А. Коллинза «Рассуждение о свободомыслии». В средние века, в эпоху безраздельного господства религиозной идеологии, одной из форм свободомыслия была теория «двойственной истины», утверждавшая идею о самостоятельном и равноправном значении научных истин и религиозных взглядов.

Свободомыслие - вольнодумство, течение общественной мысли, отвергающее религиозные запреты на рациональное осмысление догматов веры и отстаивающее свободу разума в поисках истины.

Видными представителями свободомыслия были азербайджанский поэт и мыслитель 12 века Низами Гянджеви, грузинский поэт 12 века Шота Руставели, русский вольнодумец 16 века Феодосии Косой. В эпоху Возрождения с позиций свободомыслия выступали видные учёные, философы, писатели (Пьетро Помпонацци, Ульрих фон Гуттен, Эразм Роттердамский и др.).

Первоначальные элементы человеческого познания носили стихийно материалистический характер и не были нейтральны или равнодушны к судьбе человечества. Так или иначе, прямо или косвенно, но научное познание с самого начала обнаружило свои гуманистические тенденции. Ученые тех времен - от Демокрита до Эпикура - считались одновременно и философами, и моральными наставниками. Цель познания они усматривала в освобождении людей от страха перед богами и от боязни смерти. Философы древней Европейской цивилизации стремились внушить человеку убеждение, что природа подчинена своим законам, что она познаваема, что в ней вовсе не царствуют капризы.

· Древнегреческое свободомыслие и атеизм

Древнегреческий атеизм, возникший в связи с отрицанием греческих богов, культа и мистерий, не представляет собой единой традиции, даже принадлежащие к одному направлению Демокрит, Эпикур и их римский последователь Лукреций, дающие немало оснований для того, чтобы считать их атеистами, связаны между собой не столько особым пониманием богов и отрицательным отношением к религиозному культу, сколько общностью атомистических представлений о природе. В эпоху классики и эллинизма учения атеизма возникают и исчезают на фоне постепенно разрушающейся античной мифологии, соперничества религии и культуры, знакомства с иными религиями и чужеземными культами. Значительная роль в обмирщении религии и мифологии принадлежит поэзии, которая перевела античную мифологию на язык художественной литературы и театра, смешала ее с вымыслом и стала изображать жизнь богов по аналогии с жизнью людей.

Однако особенностью греческого, а затем и римского атеизма становится связь с философией; именно на этой почве «безбожие» превращается в «мировоззрение» с притязаниями на теоретическое обоснование и истину; здесь в общих чертах складывается тип философского неверия со всеми возможными подходами, точками зрения и обоснованиями, которые, несмотря на принципиальные различия между язычеством и христианством, будут характерными и для последующей истории атеизма в Европе. При этом в Греции философов, вообще отвергавших существование богов (т. е. атеистов в современном смысле этого слова), было мало; об этом говорит «список атеистов», составленный автором трактата «Об учениях философов» Клитомахом.

Атеизм (от греческого отвергающий богов, лишенный Божества, безбожник), отрицание Бога, безбожие. Историческими примерами древнегреческого понимания атеизма стали: решение афинского суда, приговорившего Сократа к смертной казни за «введение других богов», изгнание Анаксагора, обвиненного в «безбожии», бегство из Афин Аристотеля, опасавшегося быть привлеченным к суду, и другие много-численные случаи преследования за действительные или мнимые рас-хождения с узаконенным почитанием богов. Хотя невозможно утверждать, что античная философия со сложившимися в ней умозрительными способами обсуждения проблем, в том числе касающихся богов или бога, с необходимостью вела к теоретическому «атеизму», тем не менее, очевидно, что античные философские учения, несмотря на их существенные различия -- от понимания богов как явления «космической жизни» у Демокрита, Эпикура и Лукреция до близких к монотеизму Сократа, Платона, Аристо-теля, Плотина,-- скорее расшатывали традиционную религию и мифологию, чем укрепляли ее.

Однако не все античные философы выглядели в глазах современников противниками народной религии, в своем большинстве они не отвергали культ - основу греческой и римской религии, и потому уже не считались «нечестивыми» и «атеистами».

· Атеизм и свободомыслие средних веков

Для философской мысли средних веков атеизм не характерен. В эту эпоху философия рассматривалась в качестве «служанки богословия», и независимо от того, толковалась ли эта роль для богословия и философии в положительном или отрицательном смысле, бесспорно, что связь христианского богословия и философии исключала в теоретической области саму возможность сомнения в существовании Бога. Теория «двойственной истины», получившая известность в арабском аристотелизме и признанная лишь некоторыми из схоластов, способствовала размежеванию богословия и философии, а затем и их противопоставлению, но не вела непосредственно к атеизму. Еретические учения, отпадавшие от христианства и со-провождавшие его в течение всей истории, хотя в пылу борьбы иногда и назывались атеистическими, а их представители -- атеистами (безбожниками), на самом деле таковыми не являлись.

В этот период свободомыслие стало форма идейной борьбы оппозиционных феодализму социальных слоев против «духовной диктатуры церкви», защищавшей феодальные порядки. Социальная база свободомыслия в обществе - крестьяне и городские слои. Господство религии во всех сферах общественного сознания обусловило специфическую форму критики религии, несвободную от религиозных наслоений. К тому же свободомыслие этого времени выступало не как система взглядов, а как совокупность отдельных идей, в той или иной мере подрывавших религиозное мировоззрение. Идеи эти опирались на антирелигиозные настроения народных масс, выражавшиеся в фольклоре, в так называемой карнавальной культуре. Свободомыслие проявлялось в светской литературе (исторические хроники, любовные стихи и проза), в философии, в ересях -- социально-политических учениях, выступавших в религиозной форме. Под религиозной оболочкой ереси скрывали вполне реальные требования граждан, а иногда и имущественные равенства. Одной из особенностей средне - вековой ереси являлся их антиклерикализм. Гневные обличения социальной политики церкви, аморальности, распущенности духовенства создавали почву для сомнения в идеологии, оправдывающей существующие порядки. В средневековой философии ярким проявлением свободомыслия было учение о двойственной истине, позволявшей прийти к выводу о праве философии на независимость от теологии (Ибн-Рушд, Сигер Брабантский, У. Оккам). Одним из направлений свободомыслия в феодальном обществе было переосмысление идеи монотеистического бога в нерелигиозном духе: отвергалось творение мира из ничего, промысел божий, загробный мир, воздаяние, бессмертие души. Пантеистическая трактовка бога в учении Давида Динанского, Амори из Бена, Мейстера Экзарта содержала материалистическую тенденцию: признание несотворимости мира в силу его совечности с богом. Пантеизм лежал в основе ряда ересей, направленных против феодализма. Попытка осмыслить причины религии проявилась в учении о 3 обманщиках - Моисее, Христе и Мухаммеде, основателях иудаизма, христианства и ислама. В целом сущность и причины возникновения религии анализу не подвергались. Значительную роль в развитии свободомыслия в обществе сыграла борьба против авторитаризма и догматизма религии, опиравшаяся на рационализм и идею опытного познания природы (Шартрская школа философов, Р. Бэкон и др.). Это позволило критически отнестись к святым книгам, обнаружить и обнародовать противоречия в их содержании. Свободомыслие в средние века теснейшим образом связано с прогрессивными явлениями культуры и, несмотря на непоследовательность, было плодотворным фактором ее развития.

· Атеизм и свободомыслие эпохи Возрождения

Эпоха Возрождения с ее антропоцентризмом, опорой на человека и выдвижением его как «меры вещей» на первый план, с неустанными попытками создания свободного от требований средневекового богословия культурного пространства, обмирщением жизни и возникновением автоном-ной (светской и политической) морали всего лишь готовит условия для будущих атеистических учений, но в своей основе все еще остается религиозной, несмотря на то, что границы христианства размываются и древний мир с его религией и культурой становится неотъемлемой частью возрожденческого гуманизма. Отдельные нападки на религию и институт папства, стремление «исправить» религию, привести ее в соответствие с культурными и жизненными запросами своего времени не могут считаться атеизмом в строгом смысле этого слова, прежде всего потому, что не предполагают, отрицания Бога и критику церкви совмещают с верой в спасительность христианства. Характерна в этом отношении фигура Эразма Роттердамского (1469-1536); крупнейший представитель «христианского гуманизма», переводчик и комментатор Священного Писания и трудов отцов Церкви с такой силой высмеивает нравы католического духовенства в своих художественно-назидательных сочинениях («Похвала глупости» и др.), что они начинают рассматриваться чуть ли не в качестве атеистической литературы.

Из большого числа разнообразных направлений и течений философской и общественной мысли эпохи Возрождения наиболее близок к атеизму пантеизм -- мировоззрение, в основе которого лежит отождествление Бога и природы. Это отождествление, в случае последовательного его проведения, с необходимостью ведет к отрицанию личного Бога, и только непоследовательностью в выводах можно объяснить, почему многим приверженцам этого направления удалось избежать упреков в атеизме. С некоторыми оговорками к атеистам эпохи Возрождения следует отнести философов, стоящих на позициях пантеизма,-- Пьетро Помпонацци (1462-1525), Дж. Бруно (1548-1600), Т. Кампанеллу (1568-1639).

· Атеизм 17-18 веков.

В философии Просвещения в тесной связи с абсолютизацией человеческого разума, освобожденного от «предрассудков», верой в разум как средство решения всех проблем и утопическими проектами переустройства общества на «разумных» началах переоценке подвергается отрицательное отношение к атеизму. В теоретических спорах о «естественных правах» человека, «вольномыслии» и «веротерпимости» предпринимаются попытки реабилитировать атеизм и уравнять его с христианской верой. Широкое распространение получает философия деизма, в своем крайнем выражении признающая Бога только в качестве Творца мира и отрицающая Промысел Божий, подменяющая христианство «естественной религией», в которой нет места для чуда, тайны, авторитета и священства (Вольтер, Ж. Ж. Руссо, Д. Юм и др.).

Наиболее известные представители французского деизма - Вольтер (1694-- 1778) и Руссо (1712-1778) признают существование Бога, но их понимание Бога не идет дальше представлений о нем как об анонимном Верховном Существе, в лучшем случае, обеспечивающем правосудие и моральный порядок. Формально не являясь атеистами и выступая против атеизма, они, тем не менее, остаются противниками церкви и христианства.

В формировании безрелигиозной идеологии, подготовившей Французскую революцию со всеми ее трагическими событиями, особое место принадлежит французскому материализму -- учению, которое сводит явления духа и душевную жизнь человека к «материи» или к телесной «природе» и, по своим исходным положениям, враждебно религиозной вере. Механистические и натуралистические учения Ж. О. де Ламетри (1709-1751), позднего Д. Дидро (1713-1784) и К. А. Гельвеция (1715-1771) вполне могут быть отнесены к атеизму, однако наиболее рьяно это мировоззрение, лишенное философской глубины и опирающееся на заблуждения ума и чувств, представлено в многочисленных антирелигиозных и антицерковных сочинениях П. А. Гольбаха (1723-1789) и в главном его труде «Система природы», в которых происхождение религии он объяснял непросвещенностью людей, их невежеством, а также корыстными интересами духовенства.

XIX веке Немецкая классическая философия, от Канта до Гегеля включительно, несмотря на ряд выдвинутых ею сомнительных идей и учений тем не менее сохраняет внутреннюю связь с христианством и считает его абсолютной религией. Это не помешало левым гегельянцам эволюционировать сначала к деизму и пантеизму, а затем к открытому атеизму. (Д. Ф. Штраус, Б. Бауэр, А. Руге, Л. Фейербах, К. Маркс и др.). В числе яростных критиков Гегеля был его современник А. Шопенгауэр (1788-- 1860), атеист по своим убеждениям, развивавший не без влияния со стороны буддизма философию «ничто» и отрицавший существование Бога.

В XIX в. получает широкое распространение теоретический атеизм; он связан с философскими направлениями своего времени -- позитивизмом, антропологической философией, анархизмом, материализмом и философией жизни. Пронизаны духом неверия и скептицизма многочисленные исследования в области истории религии, ее происхождения и возникновения. Под влиянием позитивной философии и эволюционной теории Ч. Дарвина, механически перенесенной на общественную жизнь и толкование религии, атеизм начинает рассматриваться в качестве необходимой составляющей «научного мировоззрения».

К известным атеистам XIX в. относятся идеолог анархизма социалист П. Ж. Прудон (1809-1865), утверждавший, что «Бог -- это зло»; вульгарные материалисты Л. Бюхнер (1824-1899), К. Фохт (1817-1895), Я. Молешотт (1822-1893), естествоиспытатель Э. Геккель (1834-1919), автор кн. «Мировые загадки».

· Современное состояние атеизма

Для современной западной цивилизации характерно падение интереса к религии среди широких слоёв населения, особенно среди технической интеллигенции. В развитых странах снижается посещаемость храмов, уменьшается количество проводимых ритуалов, происходит увеличение числа людей причисляющих себя к агностикам или атеистам, даже у верующих религия теряет своё главенствующее положение.

Совершенно иная ситуация в развивающихся странах, в том числе и странах бывшего СССР. В странах Африки, на Ближнем Востоке непрерывно возрастает рост религиозности, доходящий до фанатизма и фундаментализма. В большинстве исламских стран, атеизм считается преступлением, за так называемое «богохульство», в Пакистане могут приговорить к смертной казни. Ситуация с атеистическим движением в России и странах СНГ так же очень сложна. Крах господствующей «коммунистической» идеологии, которая провозглашала в качестве основного мировоззрения «официальный атеизм» и действовала при этом методами не убеждения, а репрессий, насильственно насаждая этот псевдоатеизм, где вместо Бога предлагалось верить в непогрешимость пророков марксизма-ленинизма, привёл к сильной реакции общества, качнул маятник общественного сознания в сторону неприятия атеизма. Возросло влияние Русской Православной Церкви, началось её частичное сращивание с государственными органами власти, произошёл всплеск мистических настроений в обществе и увлечений различными лженауками (например, астрологией). Несмотря на это российское атеистическое движение набирает силу, используя информационное пространство Рунета для обсуждения общих проблем, координации и консолидации усилий по предотвращению дальнейшей клерикализации государства.

ПОЧЕМУ Я АТЕИСТ? МОНОЛОГ РИКИ ДЖЕРВЕЙСА

Почему ты не веришь в Бога? Я слышу этот вопрос постоянно. И я всегда стараюсь дать очень деликатный, обоснованный ответ. Но, обычно, это неловкая и бесцельная трата времени. Верующие люди не нуждаются в доказательствах существования Бога, как и в доказательствах обратного. Они счастливы со своими убеждениями. Они обычно говорят такие вещи как «это истина для меня» и «это вера». Но я продолжаю давать свои логичные ответы потому, как считаю, что не быть честным - это снисходительно и невежливо. Как это ни парадоксально, но говорить, «Я не верю в бога потому, что нет абсолютно ни одного научного доказательства его существования, и само его определение логически невозможно в нашей вселенной,» также снисходительно и невежливо.

Меня обвиняют в высокомерии. Это выглядит особенно несправедливым. Наука ищет правду. И это не дискриминация. Хорошо это или плохо, но она открывает новые вещи. Наука скромна. Она знает, что она знает и она знает, что она еще не знает. Она основывает свои выводы и убеждения на веских доказательствах – доказательства постоянно обновляются и совершенствуются. Науку не оскорбляют новые факты. Она включает в себя совокупность знаний. Она не придерживается средневековых практик из за того, что они являются традициями. Если бы это было так, то вместо укола пенициллина вы бы протирали штаны в молитвах. Во что бы вы ни верили — это не эффективная медицина. Опять же вы можете сказать, «Это помогает мне,» но это эффект плацебо. Моя точка зрения — Бога не существует. Я не говорю о том, что не существует веры. Я знаю, что вера существует. Я наблюдаю это везде. Но вера во что-то, не делает это самое «что-то» истиной. Надежда, что нечто истинно, не делает это истинным. Вера в бога не является субъективностью, он либо есть, либо его нет. И дело тут вовсе не во мнениях. У вас может быть свое собственное мнение, но вы не можете иметь свои собственные факты.

Почему ты не веришь в Бога? Нет, нет, нет, почему ВЫ верите в Бога? Безусловно бремя доказывания лежит на верующих. Вы затеяли все это. Если бы я подошел к вам и сказал, «Почему бы тебе не поверить, что я могу летать?» Вы бы сказали, «С какой стати?» Я бы ответил, «Потому, что это вопрос веры.» Если бы я тогда сказал, «Докажи, что я не могу летать. Видишь, вот видишь, ты не можешь это доказать, не так ли?» Вы, возможно, ушли бы, позвали бы охрану или выбросили бы меня из окна с возгласом, «Лети отсюда долбаный псих.»

Это, конечно, вопрос духовности. Как атеист, я не вижу ничего плохого в том, чтобы верить в Бога. Я не думаю, что Бог есть, но вера в него не приносит вреда. Если она помогает вам каким-либо образом, меня это устраивает. Но если вера начинает нарушать человеческие права, то это тревожит меня. Я никогда не буду отрицать ваше право верить в бога. Но я бы предпочел, чтобы вы не убивали людей, которые верят в других богов, скажем. Или не забивали кого-нибудь до смерти камнями, потому, что ваша книга правил гласит о том, что сексуальность это аморально. Это странно, что кто-либо, кто верит во всемогущего всезнающего, всевластвующего и ответственного за все, что происходит, также хочет судить и наказывать людей за то, какие они есть. Из всего, что я смог узнать — самый наихудший тип человека, который может быть, это атеист. Первые четыре заповеди так и намекают на это. Есть бог, ты его, ничей более, ты не так хорош и не забывай это. («Не убивай» упоминается лишь в 6 пункте.)

Когда я сталкиваюсь с кем-то, кто презирает меня за мое неверие, я говорю, «Таким меня создал Бог.»

Но в чем атеисты обвиняются в действительности?

Словарное определение Бога — это «сверхъестественный творец и смотритель мира.» Под это понятие попадают все божества, богини и сверхъестественные существа. С начала документированной истории человечества, которое определяется изобретением письменности Шумерами около 6000 лет назад, историки насчитывают более 3700 сверхъестественных существ, из которых 2870 можно считать божествами.

Поэтому, когда кто-то скажет мне, что он верит в Бога, я спрошу, “В какого? Зевс? Аид? Юпитер? Марс? Один? Тор? Кришна? Вишну? Ра?...” Если он ответит, “Просто в Бога. Я верю только в одного Бога”, я укажу на то, что он почти такой же атеист, как я. Я не верю в 2870 богов, а он не верит в 2869.

Я верил в Бога. Был Христианином.

Я любил Иисуса. Он был моим героем. Больше чем поп-звезды. Больше чем футболисты. Больше чем Бог. Бог определяется как всемогущий и безупречный. Иисус был человеком, и должен был работать на него. Он был подвержен соблазну, но победил грех. Он был честным и мужественным. Но Он был моим героем, так как Он был добрым. Он был добр к каждому человеку. Он не преклонился перед давлением со стороны сверстников, тиранией и жестокостью. Ему было все равно кто ты. Он любил тебя. Что за парень! Я хотел быть похожим на Него.

В какой-то день, мне было 8 лет, я рисовал распятие на кресте, как часть моей домашней работы по изучению Библии. Я также любил искусство. И природу. Я любил то, какими Бог создал всех животных. Они были идеальны. Безусловно прекрасны. Это был удивительный мир.

Я жил в бедности, в имениях рабочего класса, в застройках растянувшихся за городом под названием Рэдин. Около 40 миль к западу от Лондона. Мой отец был чернорабочим, а мать — домохозяйкой. Я никогда не стыдился бедности. Это было почти благородным. К тому же, все, кого я знал, были в той же ситуации, и у меня было все, в чем я нуждался. Школа была бесплатной. Моя одежда была дешевой, но всегда чистой и выглаженной. И мама всегда что-то готовила. Она готовила в тот день, когда я рисовал распятие.

Я сидел за кухонным столом, когда мой брат вернулся домой. Он был на 11 лет старше меня, стало быть, ему было 19. Он был самым умным из всех, кого я знал, но слишком нахальным. Он всегда огрызался и поэтому попадал в неприятности. Я был хорошим мальчиком. Я ходил в церковь и верил в Бога – что было утешением для матери рабочего класса. Видите ли, в том месте, где я рос, мамы не рассчитывали на то, что их сыновья, повзрослев, станут докторами; они просто надеялись, что их сыновья не попадут в тюрьму. Поэтому, приведи их к вере в Бога и они станут хорошими и законопослушными. Это совершенная система. Ну, почти. 75 процентов Американцев - богобоязненные Христиане, 75 процентов заключенных - также богобоязненные Христиане. 10 процентов Американцев - атеисты; 0.2 процента заключенных - атеисты.

В общем, я счастливо рисовал моего героя, когда мой брат Боб спросил, «Почему ты веришь в Бога?» Всего-лишь простой вопрос. Но моя мама испугалась. «Боб,» сказала она таким тоном, что обычно означало «Заткнись.» Чем же был плох этот вопрос? Если Бог есть и моя вера сильна, то не важно, что говорят люди.

Оу.. подождите-ка. Бога нет. Мой брат знает это, и мама в глубине души тоже знает это. Все было так просто. Я стал думать об этом и задавать все больше вопросов, и, где-то примерно через час, я уже был атеистом.

Ух ты. Бога нет. Если мама врала мне о Боге, значит, она врала мне и про Санту? Да, конечно, но кому какое дело? Подарки продолжали поступать. Так же как и дары моего обретенного атеизма. Дары правды, науки, природы. Настоящей красоты этого мира. Я узнал об эволюции растений, животных и нас. Мне больше не нужна была причина моего существования, лишь причина жить. И воображение, свобода воли, любовь, юмор, веселье, музыка, спорт, пиво и пицца — это достаточные причины для жизни.

Но чтобы жить честной жизнью — для этого нужна правда. Это еще одна вещь, которую я узнал в тот день, правда, какой бы шокирующей и неудобной она ни была, в конце концов именно она приводит к освобождению и чувству собственного достоинства.

Что же все-таки означает вопрос «Почему ты не веришь в Бога?». Я думаю, когда кто-нибудь спрашивает у меня об этом, на самом деле подвергает сомнению свою веру. В какой-то степени они спрашивают «Что делает тебя таким особенным? Как тебе удалось удержаться от промывания мозгов, в отличие от нас?», «Как ты смеешь говорить, что я дурак и не попаду в рай, пошел ты!» Давайте будем честны, если бы только один человек верил в Бога, он бы считался очень странным. Но вера в Бога — очень распространенное явление. Почему это так? Это же очевидно. Верь в меня и живи вечно. Повторюсь, если бы дело было просто в духовности, это было бы отлично.

«Относись к другим так...» - это хорошее правило. Я живу им. Прощение - вероятно, лучшая добродетель из всех. Именно добродетель, это не только Христианское преимущество. Быть хорошим - это не навык, которым обладают. Я хороший. Я просто не верю в то, что буду вознагражден за это на небесах. Моя награда — здесь и сейчас. Зная это, я стараюсь делать правильные вещи, прожить хорошую жизнь. А вот где духовность действительно теряет свой путь — это когда людьми движет убеждение «Делай так или будешь гореть в аду.»

Вы не будете гореть в аду, но в любом случае будьте милыми.

Мифы об атеистах

         

                Атеисты полагают, что жизнь бессмысленна

Напротив, религиозные люди часто волнуются, что жизнь бессмысленна и воображают, что это может быть искуплено только обещанием вечного счастья в загробном мире. Атеисты склонны думать, что жизнь драгоценна. Жизнь наполнена для тех, кто ощущает себя действительно и полностью живущими. Наши отношения с теми, кого мы любим, являются значащими теперь, они не должны длиться вечно, чтобы быть таковыми. Атеисты склонны находить это опасение относительно бессмысленности весьма бессмысленным.

         

          Атеизм ответственен за самые большие преступления в человеческой истории

Люди веры часто утверждают, что преступления Гитлера, Сталина, Mao и Пол Пота были неизбежным продуктом неверия. Проблема с фашизмом и коммунизмом, однако, не состоит в том, что они являются слишком критичными к религиозным учениям; проблема состоит в том, что они являются слишком во многом похожими на религии. Такие режимы являются догматическими в своих основах и вообще вызывают к жизни культы личности, неотличимые от религиозных культов поклонения героям. Освенцим, Гулаг и поля битв не были примерами того, что случается, когда люди отклоняют религиозную догму; они – примеры политической, расовой и националистической догмы в высшей стадии возбуждения. Нет общества в человеческой истории, которое бы когда-либо страдало оттого, что его люди стали слишком разумными.

         

             Атеизм является догматическим

Евреи, христиане и мусульмане утверждают, что их священные писания настолько наделены даром предвидения потребностей человечества, что они, возможно, были написаны под руководством всезнающего божества. Атеисты – просто люди, которые рассматривают это утверждение, читают книги и находят это утверждение неубедительным. Они не склонны принимать все на веру, не являются догматиками, они отклоняют необоснованные религиозные верования. Историк Стивен Генри Робертс (1901-1971) когда-то сказал: «Я утверждаю, что мы – оба атеисты. Я только верю на одного бога меньше, чем Вы. Когда Вы поймёте, почему Вы отклоняете всех других возможных богов, Вы поймете, почему я отклоняю вашего».

         

               Атеисты думают, что все во Вселенной возникло случайно

Никто не знает, как и почему возникла Вселенная. Фактически, не до конца ясно, что мы можем когерентно говорить о «начале» или о «создании» вселенной вообще, поскольку для этой идеи привлекается обособленное понятие времени, а здесь мы говорим непосредственно о пространственно-временном континиуме.

Идея, что атеисты полагают, будто все было создано случайно, регулярно подаётся как критика дарвинистского развития. Ричард Докинс в своей замечательной книге «Иллюзия Бога» объясняет, что это – чрезвычайное недопонимание эволюционной теории. Хотя мы не знаем точно, как ранняя химия Земли привела к появлению биологических видов, но мы знаем, что разнообразие и сложность, которые мы видим в живущем мире – не следствие простой случайности. Развитие – комбинация случайной мутации и естественного отбора. Дарвин пришёл к формулировке понятия «естественный отбор» по аналогии с «искусственным отбором», выполняемым селекционерами домашнего скота. В обоих случаях отбор проявляет очень неслучайный эффект развития любых разновидностей.

         

                Атеизм не имеет никакой связи с наукой

Хотя возможно быть ученым и все еще верить в Бога – так, у некоторых ученых, кажется, это получается – нет ни одного вопроса, при решении которого с должным научным размышлением не было бы тенденции к разрушению, вместо укрепления, религиозной веры. Взять американское население для примера: большинство опросов показывает, что приблизительно 90% широкой публики верят в личного Бога; но все же 93% членов национальной Академии Наук не верят. Из этого следует, что есть немного способов размышления, менее благоприятных для религиозной веры, чем наука.

         

                    Атеисты высокомерны

Когда ученые не знают чего-то – вроде того, почему возникла Вселенная или как сформировались первые самокопирующиеся молекулы – они допускают это незнание. Притворяться, что знаешь вещи, которые никто не знает – брать на себя слишком большую ответственность. Но это как раз жизненная основа религии, полностью основанной на вере. Религиозные люди весьма часто, при всём их смирении, утверждают, что знают сведения о космологии, химии и биологии, которые не знает ни один ученый. При рассмотрении вопросов о характере космоса и нашего места в этих пределах, атеисты обычно обращаются за разъяснениями к науке. Это не высокомерие, это – интеллектуальная честность.

В ТЮРЬМУ ЗА ВЕРУ? МИФ О ГОНЕНИЯХ В СССР

Служители культа часто утверждают, что в СССР были гонения на православие. Распространен миф, согласно которому репрессировали именно «за веру», то есть человек верил в древнееврейские сказки, а за это его сажали в тюрьму или даже расстреливали.

Примеров полно. На сайте «Православие.Ru» сказано:

«Коммунисты воспринимали религию как соперничающую идеологию, существование которой препятствует поголовному распространению их безбожного учения. Именно потому они с ней боролись разными способами, один из которых – репрессии и убийства наиболее видных священнослужителей, монахов и мирян. Таким образом, их преследовали именно за веру».

Тут интересен контекст событий и то, возможно ли было репрессировать людей за веру в библейскую мифологию.

Вспомним о том, что подавляющее большинство населения бывшей Российской Империи – православные. Конфессиональный состав (по последней переписи): «православные — 69,3 %, магометане (мусульмане) — 11,1 %, римо-католики — 9,1 % и иудеи — 4,2 %».

Сектантов, а уж тем более атеистов, нет по той причине, что это просто было запрещено. Но их действительно было не так уж много. Атеистов было не больше нескольких процентов населения на начало 1917 года, большинство населения даже и слова такого не знало. Партия большевиков в те годы – десятки тысяч человек, только через несколько лет уже сотни тысяч, но все же это явно не большинство населения.

Большинство по-прежнему – отсталые крестьяне, которые жили за счет натурального хозяйства, то есть примитивного способа производства. Невозможно представить, что предрассудки исчезли сразу после революции.

Сажали ли их всех – верующих – за веру? Это очевидно не так. В основном попов судили по статьям «политическим», то есть за контрреволюционную агитацию. Вообще нужно помнить то, сколько человек посадили в период с 1921 по 1954 гг. по этой статье, учитывая всех противников власти, мародеров, диверсантов, воров, которые украли государственное имущество, что квалифицировалось как «подрыв государственной промышленности» и т.д. Результаты интересные:

«К содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже - 2.369.220, в ссылку и высылку - 765.180 человек».

Если внимательно изучить 58 статью, то можно заметить, что значительная часть заключенных – самые обычные уголовники: те же грабители, убийцы и т.д., просто их деятельность в отдельных случаях подпадала под статью, так как они наносили вред государству.

Причем пик репрессий – 37 и 38-е гг., а также период Великой Отечественной войны. Не совсем понятно, каким образом сажали за веру? Кого-то сажали, кого-то нет? Или все-таки верующих рядовых не сажали, а только попов, которые выступали против власти, иногда с оружием в руках?

Утверждение, что якобы людей сажали за веру, просто лишено смысла. Тогда пришлось бы посадить почти все население. Но даже в самые страшные годы, то есть в 30-е, в среднем приходилось 583 заключенных на 100 000 человек.

Связаны ли гонения с Октябрьской революцией, когда «проклятые безбожники» взяли власть в свои руки? Это не совсем так. Вот что говорили сами попы еще в 1915 году:

«На собраниях нас ругают, при встрече с нами плюют, в веселой компании рассказывают про нас смешные и неприличные анекдоты, а в последнее время стали изображать нас в неприличном виде на картинках и открытках... О наших прихожанах, наших чадах духовных, я уже и не говорю. Те смотрят на нас очень и очень часто как на лютых врагов, которые только и думают о том, как бы их побольше «ободрать», доставив им материальный ущерб». ("Пастырь и паства", 1915, № 1, с. 24.)

А ранее писатель Герцен отмечал:

«Священников, он [русский крестьянин] презирает как тунеядцев, как людей алчных, живущих на его счет. Героем всех народных непристойностей, всех уличных песенок, предметом насмешки и презрения всегда являются поп и дьякон или их жены».

В ту пору православная церковь была государственной структурой. Выход из православия был запрещен, людей сажали за то, что они не воспитывали детей в православной традиции, любая критика православия пресекалась. Попы – привилегированное сословие, а именно паразиты на теле общества.

Ненависть крестьян к попам – обычное дело. Ведь попы получали зарплату от государства, пенсию, в целом поддержку, а крестьяне только трудились. Причем попам было мало поддержки со стороны государства, они не прочь были обирать бедняков, напоминая библейские истории о том, как старушка отдала последнее, лишь бы угодить древнееврейскому божеству.

Так что если русский крестьянин и верил в разные сказки, все же попов он в основном презирал, антиклерикальные настроения в Российской Империи были распространены, чего не отрицали сами попы.

Высшая православная иерархия могла соперничать своим богатством с самыми крупными землевладельцами царской России: 671 священнослужитель владел 48 тысячами десятин, т.е. более чем по 70 десятин на душу, 589 священнослужителей владели в среднем по 250 десятин на душу, 26 представителей священнослужителей высшего сана — по 1840 десятин на душу. Бывший митрополит Н. Ф. Платонов в своем большом труде по истории православия писал, что многие священники к началу XX в. по образу жизни мало чем отличались от представителей правящих слоев царской России. Так, например, рядовой петербургский священник имел бесплатную квартиру в 5-7 комнат, его месячный оклад за преподавание закона божьего в школе составлял 200-300 рублей, кроме того, ежемесячно он получал до 300 рублей от кружечных сборов и до 100 рублей от разных «поручений». Общий годовой доход столичного священника составлял 9-10 тысяч рублей. Доходы провинциальных рядовых священнослужителей колебались от 2 тысяч до 4 тысяч рублей в год.

В политическом плане после революции 1905 года церковь опиралась на радикальные монархические и националистические организации вроде «Черной сотни». Церковники не только благословляли подобную деятельность, но и участвовали в ней. Отмечались эти люди тем, что устраивали, например, еврейские погромы.

Церковник того времени Кронштадтский говорил по поводу массовых убийств евреев: «По всему виновники — евреи, подкупившие наших хулиганов убивать, грабить, изводить пожарами русских людей».

Тогда даже формально о терпимости говорить не приходилось. Православие навязывалось государством. А если бы крестьяне устроили протест, то их бы в любой момент погромщики попытались «остановить» по примеру событий, известных как «Кровавое воскресенье».

Не стоит думать, что попы – некие «овцы христовы», которые принимали одно страдание за другим. Это были влиятельные и богатые люди, которые могли нанять армию головорезов для защиты Status Quo, чем они и занимались с 1905 года.

Ранее они точно так же служили государству – оправдывали торговлю людьми на рынке во времена крепостничества. В период социальной революции об этом помнили. Только теперь предпочитают не вспоминать об этом.

Поэтому когда говорят о том, что попов сбрасывали с колоколен, то стоит учитывать, что это относится почти к любому крестьянскому восстанию; это стихийная реакция угнетенных, а вовсе не акции большевиков.

Попы поддержали Февральскую революцию, осудили царизм. Они считали, что вот теперь будет еще лучше! Дело в том, что в стране кризис и война. А Временное правительство вряд ли можно считать антиклерикальным. Церковники с новой властью договорились.

Вот Собрание определений и постановлений временному правительству:

1. Православная Российская Церковь, составляя часть единой Вселенской Христовой Церкви, занимает в Российском Государстве пе́рвенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей, как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Российское Государство.
4. Государственные законы, касающиеся Православной Церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковною властью.
7. Глава Российского Государства, Министр Исповеданий и Министр Народного Просвещения и Товарищи их должны быть православными.
12. Добровольный выход из православия допускается не ранее достижения возраста, установленного для вступления в брак...
19. Во всех светских государственных школах... преподавание Закона Божия... обязательно как в низших и средних, так и в высших учебных заведениях: содержание законоучительских должностей в государственных школах принимается за счет казны.
22. Имущество, принадлежащее Православной Церкви, не подлежит конфискации или отобранию... государственными налогами.
24. Православная церковь получает из средств Государственного Казначейства... ежегодные ассигнования в пределах ее потребностей.

Временное правительство согласилось со всеми пунктами. Казалось бы, все хорошо для попов. Тем более, что правительство продолжило использовать церковь в своих целях. Проблема только в том, что в стране уже было двоевластие, а совет рабочих депутатов был враждебно настроен по отношению к церкви, как и большинство городского населения.

Если Временное правительство в основном сдержало обещания, что дало церкви и странам Антанты, то обещания народу были проигнорированы полностью. Так что авторитет утрачивался, особенно авторитет церкви.

Французский посол Морис Палеолог писал о Февральской революции: «Великий национальный акт свершился без участия Церкви. Ни одного священника, ни одной иконы, ни одной молитвы, ни одного креста! Одна только песня: рабочая «Марсельеза».

Сдерживать волнения не получалось. Крестьяне выгоняли попов, о чем свидетельствует даже церковная пресса: «Из Херсонской, Воронежской, Саратовской губерний идут тяжелые вести о массовых изгнаниях духовенства». ("Руководство для сельских пастырей" (№ 12) от 1 сентября 1917 г.)

А также: «Положение духовенства среди прихожан отчаянное, были случаи изгнания священников из приходов (Молякса, Кузотово, Березники), в самом недалеком будущем такая же участь ожидает еще многих, если не сказать всех». (Л. Емелях. "Крестьяне и церковь накануне Октября", 1976, c. 78.)

Вот что вытворяли сами верующие, когда появилась такая возможность: «в Орловской епархии... в некоторых приходах... происходят: а) самовольные отрешения и выборы на место отрешенных церковных старост, с отобранием всех денежных и иных церковных средств; б) крайне грубые оскорбления священников, доходящие до изгнаний из приходов и до серьезных угроз жизни и имуществу как их самих так и их семейств; в) крайне скверное вознаграждение за требы и одновременно требования как бы некоей арендной платы за пользование, например, во время пасхальных хождений по приходу с иконами и другими предметами из церковной утвари».

Попы просто не могли справиться с ситуацией: «С разных мест... несутся вопли священников о том, что их оскорбляют, притесняют прихожане, а в некоторых случаях по отношению к ним допускается даже насилие: их арестовывают, изгоняют из приходов... Духовенство обвиняют в том, что оно занимается поборами... грубо и непочтительно в обращении с прихожанами».

Часто приходилось обращаться в милицию: «Приходское духовенство Симбирской епархий просит защиты от притеснения местного населения».

Нет, формально духовенство все еще было «выше» простолюдина, но фактически это уже никто не обеспечивал силовой поддержкой. Если таковая и была, то уже не во всех церквях. А на одной «духовности» все не продержится. Люди, которым уже не нужно ходить в церковь обязательно, не нужно отдавать свои деньги, просто перестали посещать храмы в массовом порядке, а верующие стали часто гнуть свою линию.

Не обошлось и без краж: «Министр исповеданий сообщил, что к нему в святейший Синод поступают многочисленные донесения об участившихся в последнее время вооруженных нападениях на монастыри и приходские церкви, с применением, при их ограблении, самого грубого насилия и даже убийства».

Короче, «гонения» начались задолго до Октябрьской революции: «Печальные вести доходят до церковного собора с разных мест... То и дело слышим об ограблениях церквей, монастырей, а нередко об убийствах служителей божиих. Конечно, эти возмутительные преступления дело рук разбойников, забывших бога... Но увы, и посетители приходских церквей и иноческих обителей во многих местах бывают повинны, если не в таких же, то в подобных преступлениях против господня или вообще чужого достояния».

Интересно: виноваты все, но не попы. Церковники всегда жертвы «гонений».

А вот что происходило в столице, тогда Петрограде:

«Рано утром в пятницу 3 марта во время исповеди говеющих с шумом и криками через западные двери храма и алтарь нижней церкви в здание ворвалась толпа вооруженных солдат и несколько штатских с возгласами: «здесь молебны служат, а с колокольни людей расстреливают». Вбежавшие заставили прекратить богослужение и исповедь, а молящихся покинуть помещение. Здание оцепили, начался вторичный обстрел колокольни и церкви. Внутри храма «вооруженные солдаты и штатские были в шапках, даже с папиросами, бегали беспорядочно по церкви и алтарям, между св. престолами и царскими вратами, заглядывая и под престолы, ища везде вооруженных людей и оружие». Потом появились милиционеры и вместе с толпой еще раз осмотрели храм: нижний, средний и верхний (где сдвинули с места св. престол), а также тщательно обследовали колокольню до самого верха. Ничего не нашли. После этого милиционеры, предъявив ордер на арест «домовой администрации», увели в штаб настоятеля, приказчика и алтарного сторожа, которых, коротко допросив, отпустили. В это время толпа провела вторичный осмотр причтовых домов и помещений Благотворительного общества, и опять ничего вызывающего подозрения не обнаружили, но членам причта объявили, что в случае повторения выстрелов с колокольни их квартиры сожгут». (Вопросы истории. - 2014. - № 8. - С. 153.)

Историк Арсений Соколов подчеркивает: «Неуважение к религиозным святыням проявилось с самых первых дней Февральской революции, и представляется сомнительным, что оно могло быть умышленно сформировано кем-то за короткое время начавшихся народных волнений. То, с каким остервенением вчерашние прихожане стали расстреливать храмы, свидетельствует о катастрофическом падении авторитета церкви у населения еще до революции, и вовсе не большевики первыми инициировали гонения православие: разгром храмов начался задолго до Октябрьского переворота».

И надо понимать, Временное правительство лояльно относилось к церкви, просто сдерживать народную ненависть оно никак не могло, так как прежде всего защищало свою власть и пыталось выполнить все обещания, которые были даны союзникам, - ради кредита. Временное правительство, несмотря на массовое дезертирство во время войны, продолжило воевать на стороне Антанты. Ненависть к такому правительству усиливалось с каждым днем, и с каждым днем оно все больше напоминало царизм. А декларации оставались декларациями.

После ликвидации Временного правительства власть была у большевиков, тогда Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков). Подход большевиков отличался.

Сразу же были приняты декреты о мире, о земле, о борьбе с погромным движением и т.д. Были закреплены определенные социальные права, например право на труд, на бесплатное жилье и т.д.

Был нанесен удар по попам и по всем сословиям декретом об уничтожении сословий и гражданских чинов. Ранее было жесткое разделение такого вида:

дворяне (потомственные и личные);
духовные лица (делились по вероисповеданиям);
городские обыватели (разбивались на группы: почётные граждане, купцы, мещане и цеховые);
сельские обыватели;
инородцы (евреи и восточные народы);
финляндские обыватели.

В декрете указано:

1. Все существовавшие доныне в России сословия и сословные деления граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные организации и учреждения, а равно и все гражданские чины упраздняются.
2. Всякие звания (дворянина, купца, мещанина, крестьянина и пр., титулы — княжеские, графские и пр.) и наименование гражданских чинов (тайные, статские и проч. советники) уничтожаются и устанавливается одно общее для всего населения России наименование — граждан Российской Республики.

Все основные привилегии церковников исчезли. Новая власть дала понять, что в услугах попов не нуждается. Попы пытались добиться диалога по этому поводу, поскольку ведь формально все старые нормы еще были сохранены: в школах оставался «закон божий», брак регистрировался в церквях и т.д.

Попы напрямую обращались в СНК (Совет народных комиссаров РСФСР). Советам были предъявлены те же пункты, что и временному правительству, где указывалось, что власть должна считать православие главенствующей религией и еще помогать попам материально. Все пункты советская власть отвергла.

Церковникам оставалось только надеяться на то, что власть падет еще быстрее, чем Временное правительство. Попы в первые месяцы революции заняли контрреволюционную позицию. Но они всегда были готовы изменить свое мнение, только бы большевики согласились признать православный культ основой государства и если бы согласились платить деньги.

Но все шло своим чередом до определенного момента. Ведь у большевиков были важнее темы, чем церковь, поэтому в некоторых городах часто все оставалось, как при царе. Первые попытки контрреволюционного мятежа со стороны Временного правительства во главе с Керенский были поддержаны попам. Джон Рид писал:

«Вечером, когда войска Керенского отступили из Царского Села, несколько священников организовали крестный ход по улицам, причём обращались к гражданам с речами и уговаривали их поддерживать законную власть, то есть Временное правительство. Когда казаки очистили город и на улицах появились первые красногвардейцы, то, по рассказам очевидцев, священники стали возбуждать народ против Советов, произнося соответствующие речи на могиле Распутина, находящейся за императорским дворцом. Один из этих священников, отец Иоанн Кочуров, был арестован и расстрелян раздражёнными красногвардейцами». (Д. Рид. Десять дней, которые потрясли весь мир, 1957.)

Конфликты были неизбежны. Ведь надо понимать, что, благословляя всяких казаков и прочих черносотенцев – эти попы являются участниками гражданской войны и применяются к таким людям меры военного времени. Это не мученики, а сознательные участники войны.

В конце 1917 года финансирование «духовных школ» прекратилось, а затем было постановление «О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение Народного комиссариата по просвещению». Потом уже светская регистрация браков, то есть уничтожение монополии церковников.

Однако не стоит думать, что у попов было мало денег. Их стало меньше, но еще оставалось много драгоценностей, других материальных ресурсов, денег, накопленных в период, когда церковь была главенствующей. Было еще достаточно много верующих, которые заносили деньги. Хотя их число и сократилось, все же попам хватало.

Воспользовавшись ситуацией, попы организовали выборы патриарха. Тогда же они стали сотрудничать с противниками большевизма, а большевикам пытались продемонстрировать свое влияние, чтобы новая власть все же пересмотрела взгляды на церковь, которая хотела быть государственной.

На крестных ходах попы показывали, что, мол, могут собрать десятки тысяч человек (что значительно меньше, чем во времена Российской Империи), а большевики им отвечали новыми декретами. В начале 1918 года были приняты 2 декрета: «о прекращении выдачи средств на содержание церквей и священнослужителей» и «об упразднении военного духовенства».

На самом деле это и есть самые страшные гонения из всех, что можно только придумать. Церковь на протяжении столетий была государственным институтом, так называемой духовной скрепой, которая оправдывала продажу людей на базаре, как скотов, а теперь вот какие-то «варвары» вдруг отодвинули батюшек от кормушки. Не дело! Начался вопль о гонениях.

А вот чем промышляли мошенники, которые в прошлом кормились за счет государства. Сообщение из Усманской газеты от 1918 года:

«Рыбинские газеты сообщают, что на днях в местном Революционном Трибунале слушалось дело священника Рыбинской тюремной церкви Вячеслава Ивановича Закедского, обвинявшегося:
1) В присвоении пожертвованного в икону в тюремную церковь креста червонного золота.
2) В покупке заведомо краденых церковных вещей как-то: риз, креста, кадила, кропила, книг и т.д.
3) В передаче уголовным арестантам записок и разных вещей помимо тюремной цензуры.
4) В вымогательстве денег у родственников арестованных за хлопоты по освобождению последних.
На суде виновность подсудимого во всех инкриминируемых преступлениях подтвердилась свидетельскими показаниями и по постановлению Трибунала священник Закедский приговорен к тюремному заключению на 8 лет с лишением всех прав и преимуществ и к ссылке в Архангельскую губ. на принудительные общественные работы». ("Усманская газета". №92. 9 августа (27 июля) 1918 г.)

Подобные случаи были связаны с тем, что теперь попы – не отдельное сословие, никаких привилегий у них не было. Однако попы, что на верхушке, могли прибрать к рукам самые доходные торговые точки, а попам мелким приходилось туго в финансовом плане, их больше никто не поддерживал.

Деньги попы прятали:

«В Коротоякском уезде при обыске священника обнаружено под алтарем золота на 2 тысячи рублей. Произведенными после этого в различных местах уезда обысками у священников обнаружено около миллиона рублей золотом и серебром. (РОСТА)». (Известия Нижнедевицкого Уездного Исполнительного Комитета Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов. № 10. 23 октября 1918 г.)

Попы приписывают большевикам «ужасную расправу» над митрополитом Владимиром в Киеве. В данный момент этот человек считается «святым» как мученик. История интересная. Со стороны попов идет рассказ о том, что просто пришли убийцы да закололи, или расстреляли, беднягу за то, что он просто молится.

В реальности все сложнее. Во-первых, после революции пошли разговоры об автокефалии украинской церкви, то есть о независимости от Москвы. Митрополит Владимир активно выступал против этого, за что его ненавидели многие украинские коллеги. Но это еще мелочи.

Дело в том, что монахи в лавре, где проповедовал и жил митрополит, вдруг взбунтовались. Теперь по закону все были равны, они требовали достойного отношения. А то с чего это вдруг все богатства достаются только высшим церковникам? Проходили митинги, где выдвигались радикальные лозунги. Никто из протестующих не относился положительно к митрополиту Владимира, его считали узурпатором, который богатеет за счет чужого труда.

В итоге монахи позвали людей в военной форме, они же требовали, чтоб в лавре были «демократические порядки». Солдаты просили деньги у митрополита, а монахи их подстрекали. Все закончилось тем, что Владимира просто вывели на улицу и расстреляли.

Нет никаких доказательств, что убили митрополита именно большевики. Позднее Архиепископ Аверкий писал об этом:

«Обыкновенно принято считать, что Киевский Митрополит Владимир пал жертвой большевиков. Но расследование показало, что большевики, как таковые, в этом злодеянии, собственно говоря, даже не принимали никакого участия. Убили Митрополита распропагандированные большевиками бандиты, приглашённые для этой гнусной злодейской цели некоторыми монахами Киево-Печерской Лавры, тоже поддавшимися большевицкой пропаганде и злобно клеветавшими на своего Архипастыря, будто он «обирает» Лавру, которая получает большие доходы от богомольцев». («Сатанинская природа бунта» // Архиепископ Аверкий. Современность в свете Слова Божия. Слова и речи. Т. IV, Jordanville, 1976, стр. 165.)

Монахи хотели лучшей жизни, а бандиты, которых они позвали (в ту пору власть на Украине менялась часто), просто поживиться. Почему этот случай использовался против большевиков – не ясно. Да и непонятно, почему некий «владыка» вдруг стал священномучеником. Его просто вывели да расстреляли. Обычное дело для тех лет. Мученик в христианстве – это, например, вымышленный персонаж, известный как Георгий Победоносец. Его якобы годами пытали, даже пытались отрубить голову, но оружие не повиновалось палачам по велению древнееврейского божества, но в конце сработало.

Несмотря на все угрозы попов, что якобы люди не будут поддерживать власть, которая меняет церковную политику, большевики объявили, что в скором времени будет принят декрет, который полностью отделит церковь от государства. Попам дали несколько месяцев для того, чтобы подготовиться к новым условиям.

Сам декрет:
1. Провозглашение светского характера советского государства — церковь отделяется от государства.
2. Запрет любого ограничения свободы совести, или установления каких бы то ни было преимуществ или привилегий на основании вероисповедной принадлежности граждан.
3. Право каждого исповедовать любую религию или не исповедовать никакой.
4. Запрет указания религиозной принадлежности граждан в официальных документах.
5. Запрет религиозных обрядов и церемоний при совершении государственных или иных публично-правовых общественных действий.
6. Акты гражданского состояния должны вестись исключительно гражданской властью, отделами записи браков и рождений.
7. Школа как государственное образовательное учреждение отделяется от церкви — запрет преподавания религии. Граждане должны обучать и обучаться религии только частным образом.
8. Запрет принудительных взысканий, сборов и обложений в пользу церковных и религиозных обществ, а также запрет мер принуждения или наказания со стороны этих обществ над их сочленами.
9. Запрет права собственности у церковных и религиозных обществ. Недопущение для них прав юридического лица.
10. Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявлены народным достоянием.

На самом деле декрет мало чем отличается от того, что был принят во Франции в 1905 году. При новых условиях получить торговую точку церковники могли достаточно легко. Нужно было зарегистрировать религиозную общину и получить храм бесплатно в пользование. Большевики это дело никак не ограничивали.

Основная проблема заключалась в том, что проклятые безбожники не платили денег паразитам, не содержали эти церкви. Все храмы, которые были переданы православной церкви, должны были содержаться попами и прихожанами. И именно поэтому большинство церквей просто забросили, в итоге они пустовали десятилетиями, а затем их сносили или использовали как склад.

А реакция церкви такова, декрет - это: «злостное покушение на весь строй жизни православной церкви и акт открытого против нее гонения».

Это официальная позиция, так что церковь фактически объявила себя противником советской власти. Равноправие с прочими конфессиями – гонения. Те, кого ранее считали официально инородцами и кто проживал на отдельной территории, отнеслись к декрету положительно. Различные «сектанты», раскольники и протестанты также положительно отзывались о декрете.

Для большевиков не было никакой разницы, в какие сказки верят граждане страны. Члены партии однозначно негативно относились к религии. Ленин об этом говорил еще до революции:

«Наша программа вся построена на научном и, притом, именно материалистическом мировоззрении. Разъяснение нашей программы необходимо включает поэтому и разъяснение истинных исторических и экономических корней религиозного тумана. Наша пропаганда необходимо включает и пропаганду атеизма; издание соответственной научной литературы, которую строго запрещала и преследовала до сих пор самодержавно-крепостническая государственная власть, должно составить теперь одну из отраслей нашей партийной работы». (В. И. Ленин. ПСС, т. 12, 1967, с. 145.)

Но речь шла не о гонениях на религию, а именно о пропаганде научных знаний. Ленин особо отмечал, что в этом процессе нельзя использовать административные меры или оскорблять верующих:

«Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения. Внося остроту в борьбу, мы можем озлобить массу; такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении. Самый глубокий источник религиозных предрассудков — это нищета и темнота; с этим злом и должны мы бороться». (В. И. Ленин. ПСС, т. 38, 1967, с. 178.)

Особое отношение к православной церкви было связано с тем, что она начала в буквальном смысле войну с советской властью. А это были интересные условия: мировая война, враждебное окружение, интервенция, гражданская война. Тут дело не в нежных чувствах, а в борьбе за власть. Попы ради своих прошлых привилегий готовы были затопить всю страну в крови. Благо, авторитета у них особо не было, поэтому их призывы редко находили поддержку.

Самое забавное то, что принять декрет предложил поп Михаил Галкин, который после революции отказался от служения и перешел на сторону новой власти, впоследствии он стал антирелигиозным публицистом. Сам он писал об этом:

«Прочтя в газетах призыв тов. Троцкого к участию к работе с Советской Властью, отправляюсь в Смольный, к тов. Ленину и прошу его бросить меня на работу где-угодно и кем-угодно, в любой канцелярии, брошенной разбежавшейся интеллигенцией.
Владимир Ильич, после 10-ти минутной беседы, в которой, как казалось это мне, испытывал мои убеждения, рекомендует от канцелярской работы пока что воздержаться, а лучше написать статью в «Правду» по вопросу об отделении церкви от государства. Для дальнейшего он направляет меня к В. Д. Бонч-Бруевичу». (Священник Михаил Галкин, соавтор декрета).

мы в социальных сетях